Останні записи

Смерть через удушье

d0b4d0bed0bc-d186d0b5d185ПДК – это предельно допустимые концентрации. То есть тот уровень содержания в окружающей среде опасных веществ, например, в атмосферном воздухе, превышение которого вредно для здоровья человека. На Донетчине эти уровни нередко превышены в несколько раз.

Кто-то скажет: ну вот, нашли тему. Сейчас, во время экономического кризиса, надо думать о том, чтобы предприятия работали, а об экологии позаботимся потом. А вот и не «потом». Думать надо всегда, потому что кризисы – кризисами, а здоровье – вещь хрупкая и жизнь – короткая. (И коротка до ужаса средняя ожидаемая продолжительность жизни мужчин в Донецке – 53 года.) А на серьезные улучшения в области охраны окружающей природной среды, кстати, требуются годы, а то и десятилетия. Так что «раньше сядем – раньше выйдем».

Донецк – административный центр Донецкой области, крупный промышленный и научно-технический центр Украины. Расположен в степной зоне на юго-востоке страны, в верховьях реки Кальмиус. Население в начале 1990-х – 1,121 млн. человек. Сегодня город на грани потери статуса миллионника, к тому же пополнение идет исключительно за счет приезжих из провинции, где выжить все труднее и труднее.

Раздайте нам противогазы!

Если бы на территории Украины сохранилось язычество, то донетчане больше всего, наверное, уважали бы Бога Ветра – Стрибога. Сильные, преимущественно восточные и юго-восточные ветра – один из факторов, спасающих промышленный Донецк от смога. Согласно данным Минприроды Украины, Донецку действительно угрожает гибель от удушения: как минимум в течение последних двадцати лет в воздухе города наблюдалось регулярное превышение предельно допустимых норм по содержанию пыли, диоксида азота, формальдегида, бенз(а)пирена. По подсчетам члена неправительственной организации «Бахмат» Владимира Березина ежедневно (!) на каждого жителя города приходится более килограмма вредных выбросов.

Благодаря розе ветров Донецк сейчас обходят также выбросы соседних Макеевки (тот же «букет», при этом на каждого жителя Макеевки – 253 кг выбросов ежегодно) и Горловки (179 кг, а к «букету» следует добавить аммиак, сероводород и фенол). Хорошо, что далеко от областного центра другие промышленные города области: Мариуполь (722 кг выбросов) и Лисичанск (327 кг). На карте “Техногенная нагрузка на атмосферный воздух Украины”, раскрашенной зловещими оттенками фиолетового, интенсивнее всего окрашена именно Донецкая область. (Данные на карте представлены не из расчета «на голову», а на единицу площади. Поэтому есть еще одна темнофиолетовая точка – столица Украины!)

Курганы – спят, терриконы – нет!

Донетчане грустно шутят: “Принимая во внимание экологические условия, нас всех надо приравнять к шахтерам. Но к кому тогда приравнять шахтеров?”

Продукт деятельности шахтеров – не только уголь, но и – терриконы, то есть отвалы вынутой из-под земли породы. Только на территории самого Донецка расположено больше сотни терриконов. А всего в области их – почти шесть сотен. Есть террикончики, есть терриконы, есть терриконища. Вместе они занимают 5 тыс. гектаров, то есть 0,2% всей территории области.

Древнейшие, которые помнят еще времена, когда Донецк был Юзовкой, поросли деревьями, кустарниками. Мальчишки играют здесь в чеченскую войну (результат массового заполнения телеэфира российскими сериалами, раньше играли в индейцев или партизан), собаки выгуливают своих хозяев, а милиция устраивает рейды, выискивая “элементы”. Вторая группа терриконов – это те, что были погашены за последние годы усилиями специалистов и сейчас “украшают” пейзаж своими серо-седыми горбами. И, наконец, последняя группа монстров – самая вредная. Они горят, круглосуточно выбрасывая в атмосферу отравляющие газы. И если вред от загрязнения определенного завода хоть в какой-то мере может быть оправдан выпущенной продукцией, то терриконы не могут похвастаться и этим.

d182d0b5d180d0b8d0ba-1Когда террикон «остыл» (а происходит это в лучшем случае лет эдак через 20–30), то он все равно продолжает гадить – засыпает пылищей все вокруг. Умники тут же скажут: так озеленить его надо – и пылить перестанет, и зелени больше появится. Да вот только есть проблемка: породу складывали конусом – так было удобнее производственникам. А теперь попробуй найди, что на таком крутом склоне станет расти. Да еще и на таком малопригодном для жизни субстрате.

Маленькое зеленое пятнышко

Но ученые Донецкого ботанического сада отыскали такие растения. А еще это учереждение известно и в Украине, и за границей своими коллекциями – степных отечественных растений, экзотических видов и проч., а также работами научных сотрудников. В частности, посвященными устойчивости растений к промышленному загрязнению. Однако в последние годы убогое финансирование не позволяет эффективно продолжать эту работу. Да и то, что у сада было, постоянно пытаются отнять.

Донецкий ботанический сад НАН Украины основан в 1964 году. В 2001 г. постановлением Кабмина его ботаническая коллекция “Степи Украины” получила статус национального наследия Украины. В коллекциях сада – 97 видов растений, занесенных в Красную книгу. Ежегодно ботанический сад посещают до 30 тысяч человек. Донецкий ботсад награжден Большой серебряной медалью Программы ООН по охране природы.

Но все это не было принято во внимание, когда 1 июля 2002 г. Кабмин Украины постановил изъять из владения Донецким ботсадом 147 га. По словам директора Киевского эколого-культурного центра Владимира Борейко, сделано это по инициативе Виктора Януковича, в то время – губернатора Донецкой области. После тяжелых и продолжительных боев за справедливость общественности удалось добиться возвращения этого участка саду. Но тут же нашелся охотник до других 59 га заповедной земли (ботсады, согласно закону, являются территориями государственного природно-заповедного фонда). Сейчас на этих 59 га, по словам словоохотливых добровольных местных гидов, находится резиденция всемогущего в Донецке человека – Рената Ахметова. Попасть на эту территорию, чтобы проверить эту информацию, как вы сами понимаете, не удалось…

Дави на газ!

d181-d0bad180d196d188d0b8-d188d0b0d185d182d0b8В последнее время загрязнение воздуха в Донецке растет из-за автотранспорта. Местные пробки могут состязаться со столичными. (Кстати, в пробках автомобиль чадит намного больше, чем при движении со средней скоростью.) Это сейчас все заговорили о кризисе, а еще не так давно рентабельность металлургических производств составляла до 300%! Поэтому у людей, связанных с этим бизнесом (не у работяг, конечно же, нет), было достаточно средств для приобретения крутой тачки.

Простые донетчане добираются на работу общественным транспортом. Метро, увы, остается только в планах (хотя денег на подземку уже потратили немало, только никто не может понять, на что именно), а троллейбусы охватить всю территорию огромного города не могут. Ведь Донецк – один из самых больших по площади городов Украины: с востока на запад он протянулся на 55, а с юга на север – на 28 километров. Вот и пыхтят автобусы и маршрутки, дополняя выбросы легковушек и грузовиков.

Уменьшить загрязнение мог бы перевод автотранспорта на газ. И не страшно, что российское «голубое топливо» дорожает. На Донбассе своего – немеряно. Я имею в виду шахтный метан, который сегодня чаще всего просто сгорает в факелах. А вот шахта им. Засядько, вложив в специальную программу почти 700 млн. гривен, не только выполнила тем самым программу дегазации, но и почти полностью обеспечила себя электроэнергией за счет поставки на собственную мини-электростанцию шахтного газа. Если бы не недавняя авария, то электроэнергии получали бы столько, что планировали ее продавать. Окупаемость такой программы – три года, но вот только на других шахтах внедрять подобные новшества не спешат. И менталитет владельцев таких расходов не принимает, и государству верить они боятся. Давно ходят разговоры о специальном законе, который бы стимулировал использование шахтного газа, но, очевидно, газотрейдерам это настолько невыгодно, что мы еще десятилетиями будем покупать газ в России, имея под ногами свои залежи.

Ах, кстати, мы ведь про транспорт. Весь автопарк шахты им. Засядько заправляется сжиженным газом, полученным на собственной компрессорной установке.

Улучшения есть, но заметить их трудно

Очень меня удивило то, что стоимость жилья в Донецке вполне сравнима со столичной. Дико, но соседство с заводскими трубами, дымящими фактически в центре города, на цену практически не влияет.

Кстати, от тех фантастических сверхдоходов (помните – 300%) «на экологию» практически ничего не выделялось. Исключением может быть разве что завод «Донсталь». Согласно отчетам, тут за последние четыре года вложили в улучшение экологической обстановки более 100 млн. гривен. Не знаю, насколько владельцы при этом думали о здоровье донетчан, но получить сертификаты ISO-9001 (соответствие организации производства международным стандартам) и ISO 14001 (экологический сертификат) это позволило. Что, в свою очередь, делает продукцию более конкурентоспособной на международном рынке.

А еще тут планируют к 2010 году заменить имеющиеся шесть мартеновских печей на электроплавильные. Мартеновские печи – это не просто экологически вредная, но и по целому ряду показателей морально устаревшая технология выплавки стали.

 

d0bcd0b0d180d182-d186d0b5d1851Дышать в мартеновском цеху просто нечем. И как бы красочно руководитель здешнего департамента охраны окружающей среды не рассказывал нашей группе журналистов об ИСОвских сертификатах, легче дышать от этого не стало. И от последующего созерцания расположенных на территории завода церкви, живого уголка и прудика с лебедями першение в горло не прошло.
Но хуже всего то, что остальные мартеновские печи, дымящие и в Мариуполе, и в других городах страны, никто, в отличие от «Донстали», менять не собирается. Ни Индия, ни Китай, ни Россия уже не позволяют себе столь энергозатратное производство. После этого можете сколько угодно жаловаться на мировой кризис и на невозможность конкурировать с указанными странами на мировом рынке сталепродукции.

Напоследок – два слова о водном бассейне Донецка. Только на карте остается голубой река Кальмиус. Лет двадцать-тридцать назад в ней еще можно было купаться. Сейчас на это решится лишь самоубийца. Ведь в Кальмиус попадают все сточные воды города. Среди них – стоки с шахт и некоторых предприятий рудной и химической промышленности, прошедшие только стадию механической очистки. А вся растворенная в воде “химия” – остается. Говорят, местные изобретатели разрабатывают проект, по которому Кальмиус будет использоваться для передачи электроэнергии… А что? Различных анионов и катионов, обеспечивающих высокую электропроводность, в реке уже столько, что их содержание во много раз превышает все те же предельно допустимые нормы. По которым город и живет. Или – умирает?..

Владимир Морозов, эксперт Всемирного Банка:

– Ситуация и в Донецке, и в других городах страны с качеством атмосферного воздуха действительно ужасная. Что же делать? С чего начать? – С системы так называемых разрешений. Сегодня каждое предприятие получает множество разрешений, которые делают его работу легальной. Это и разрешения на выбросы в атмосферу, на размещение отходов, на выбросы сточных вод, на случай аварийной ситуации и так далее. Такая система отнимает массу средств и времени – как работников самого предприятия, так и проверяющих инстанций. Результат – вы видите сами, никакой. Поэтому нужно переходить на европейские правила игры, когда для больших предприятий выдается так называемое интегрированное разрешение, в котором учитывается все – все виды воздействия предприятия на окружающую среду и здоровье человека. А еще – возможность уменьшения этого влияния с учетом самых современных на данный момент технологий. Такое разрешение выдается на все время работы предприятия – от строительства до вывода из эксплуатации.

Сейчас Минприроды при поддержке Всемирного Банка осуществляет над проектом, в ходе которого разрабатываются «Концепция реформирования природоохранных разрешений» и Закон Украины «О системе природоохранных разрешений». И сам проект, и подготавливаемые документы предусматривают широкое участие общественности.

Сергей Третьяков, начальник государственного управления охраны окружающей природной среды в Донецкой области:

– При поддержке европейской программы ООН по окружающей среде (UNEP GRID ARENDAL) мы провели комплексную экологическую оценку металлургической промышленности в Донецкой области.

В частности, оценка показала, что владельцы горнометаллургических предприятий уделяют недостаточно внимания решению экологических проблем. Текущие затраты на основные природоохранные мероприятия за последние 5 лет выросли в 2,2 раза, в то время как финансовая результативность предприятий – в 4,5 раза.

С редакционными правками – на сайте
http://novaya.com.ua/?/articles/2008/12/10/132333-7

Олег Листопад

Читайте на эту тему также:

Обіцяти – не мішки тягати або Чим зігріємось завтра?

http://pryroda.in.ua/lystopad/obicyati-%e2%80%93-ne-mishki-tyagati-abo-chim-zigriyemos-zavtra/

 

НА БОЧКАХ С ПОРОХОМ И ЯДОМ

http://pryroda.in.ua/lystopad/na-bochkax-s-poroxom-i-yadom/

 

Как дела, экоДОНБАСС?

http://pryroda.in.ua/lystopad/kak-dela-ekodonbass/

 

Донецк и другие: жизнь за допустимыми пределами

http://pryroda.in.ua/lystopad/doneck-i-drugie-zhizn-za-dopustimymi-predelami/

 

В четыре минуты пополуночи

http://pryroda.in.ua/lystopad/v-chetyre-minuty-popolunochi/

 

Все будет Донбасс?.. или чего ждать Севастополю от угольного терминала

http://pryroda.in.ua/lystopad/vse-budet-donbass-ili-chego-zhdat-sevastopolyu-ot-ugolnogo-terminala/

 

Нужны ли Запорожской области новые разработки железных руд?

http://pryroda.in.ua/lystopad/nuzhny-li-zaporozhskoj-oblasti-novye-razrabotki-zheleznyx-rud/

 

Кому – руда, а кому – біда

http://pryroda.in.ua/lystopad/komu-%e2%80%93-ruda-a-komu-%e2%80%93-bida/

 

Терриконы требуют цветов

http://pryroda.in.ua/lystopad/terrikony-trebuyut-cvetov/

 

Ціна сталі

http://pryroda.in.ua/lystopad/cina-stali/

 

Уголь есть, да счастья нет

http://pryroda.in.ua/lystopad/ugol-est-da-schastya-net/

 

БЕРЕЖІТЬ ЧОЛОВІКІВ

http://pryroda.in.ua/lystopad/berezhit-cholovikiv/

 

“Вбити звичку”

http://pryroda.in.ua/lystopad/vbiti-zvichku/

 

 

 

 

 

Leave a Reply